Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Ц31. В. Набоков "Приглашение на казнь" -- Ф. Сологуб "Мелкий бес"

 Если роман "Приглашение на казнь" -- Большая нетка, и к нему полагается читатель с
ключом -- с особым зеркалом: кривым и абсолютно искаженным, то как утверждает Сологуб
его роман "Мелкий бес":

"Этот роман -- зеркало, сделанное искусно. Я шлифовал его долго, работая над ним усердно.
Ровна поверхность моего зеркала, и чист его состав. Многократно измеренное и тщательно
проверенное, оно не имеет никакой кривизны. Уродливое и прекрасное отражаются в нём
одинаково точно."

(Из предисловия автора ко 2-му изданию, январь 1908)

Ц16. В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь" - "Ульдаборг"

 Cтих как готовый скелет для будущего романа, обрастет плотью и кровью в "Приглашении на казнь"

        В.В. Набоков
         Ульдаборг
(перевод с зоорландского)

Смех и музыка изгнаны. Страшен
Ульдаборг, этот город немой.
Ни садов, ни базаров, ни башен,
и дворец обернулся тюрьмой:

Математик там плачется кроткий,
там -- великий бильярдный игрок.
Нет прикрас никаких у решетки.
О, хотя бы железный цветок,

Хоть бы кто-нибудь песней прославил,
как на площади, пачкая снег,
королевских детей обезглавил
из Торвальта силач-дровосек.

И какой-то назойливый нищий
в этом городе ранних смертей,
говорят, все танцмейстера ищет
для покойных своих дочерей.

Но последний давно удавился,
сжег последнюю скрипку палач,
и в Германию переселился
в опаленных лохмотьях скрипач.

И хоть праздники все под запретом
(на молу фейерверки весной
и балы перед ратушей летом),
будет праздник, и праздник большой.

Справа горы и Воцберг алмазный,
слева сизое море горит,
а на площади шепот бессвязный:
Ульдаборг обо мне говорит.

Озираются, жмутся тревожно.
Что за странные лица у всех!
Дико слушают звук невозможный:
я вернулся, и это мой смех --

Над запретами голого цеха,
над законами глухонемых,
над пустым отрицанием смеха,
над испугом сограждан моих

Погляжу на знакомые дюны,
на алмазную в небе гряду,
глубже руки в карманы засуну
и со смехом на плаху взойду.
      1930

"ULTIMA THULE" - "Другие берега"

 Синеусов на пляже - "Ultima Thule":

"Камни, как кукушкины яйца, кусок черепицы в виде пистолетной обоймы, осколок топазового стекла, что-то вроде мочального хвоста, совершенно сухое, мои слезы, микроскопическая бусинка, коробочка из-под папирос, с желтобородым матросом в середине спасательного круга, камень, похожий на ступню помпеянца, чья-то косточка или шпатель, жестянка из-под керосина, осколок стекла гранатового, ореховая скорлупа, безотносительная ржавка,фарфоровый иверень, — и где-то ведь непременно должны были быть остальные, дополнительные к нему части, и я воображал вечную муку, каторжное задание, которое служило бы лучшим наказанием таким, как я, при жизни слишком далеко забегавшим мыслью, а именно: найти и собрать все эти части, чтобы составить опять тот соусник, ту супницу, — горбатые блуждания по дико туманным побережьям, а ведь если страшно повезет, то можно в первое же, а не триллионное утро целиком восстановить посудину — и вот он, этот наимучительнейший вопрос везения, лотерейного счастья, — того самого билета, без которого может быть не дается благополучия в вечности."

Сын Дмитрий на пляже - "Другие берега":

"Там  он  стоял  на коленках,  держа  вафельный  букет  мороженого,  и  так снят на мерцающем фоне: море превратилось на  снимке  в  бельмо,  но  в действительности  оно  было  серебристо-голубое,  с  фиалковыми темнотами там и сям. Были похожие на леденцы зеленые,  розовые, синие  стеклышки,  вылизанные  волной, и черные камешки с белой перевязью, и раковинки, распадающиеся на две створки, и кусочки глиняной посуды, еще сохранившие цвет и глазурь: эти осколки он приносил нам для оценки, и, если на них были синие шевроны  или клеверный крап иди любые другие блестящие эмблемы, они с легким звоном  опускались в игрушечное ведро. Не сомневаюсь, что между этими слегка вогнутыми ивернями майолики был и  такой  кусочек, на  котором  узорный  бордюр  как раз продолжал, как в вырезной картинке, узор кусочка, который я нашел в 1903-ем году  на  том же  берегу, и эти два осколка продолжали узор третьего, который на том же самом Ментонском пляже моя мать нашла в 1685-ом году, и четвертого, найденного ее матерью сто лет тому назад,-- и так далее, так что если б можно было собрать всю эту серию глиняных осколков,  сложилась  бы  из   них   целиком   чаша,   разбитая итальянским   ребенком   Бог  весть  где  и  когда,  но  теперь починенная при помощи этих бронзовых скрепок."

Газебо догнало и съело тебя.

 Геннадий Барабтарло в «Лаура и ее перевод» пишет: «Один из самых загадочных персонажей и вовсе не назван: первое лицо странной и вместе интригующей записи на двух карточках, 120–121. Это один из тех превосходных, большой лирической мощности отрывков, читая которые видишь, отчего вдове и сыну так трудно было решиться уничтожить манускрипт. Кто же здесь повествователь? Все тот же автор книги о «Лауре» и ее любовник? Но тогда о какой отдаленной войне речь? И главное, кто собственно «она»?»

Collapse )

Ореанда. Ротонда.

(Лаура и ее оригинал) «Хотя она была все еще замужем за своим боровом, она не жила с ним, и в описываемое время пребывала в эксцентрическом одиночестве на среднеевропейском курорте» – Ялта («Дама с собачкой» А.П. Чехов).


(Лаура и ее оригинал) «Мы встретились в чудесном парке, который она расхваливала с преувеличенным жаром – живописные деревья, луга в цветах» – «Нашли извозчика и поехали в Ореанду» («Дама с собачкой» А.П. Чехов).

В журнале «Нива» XIX века в краткой аннотации к изображению царского имения в Ореанде писалось: «Природа оделила ее живописными утесами и чудной зеленью лесов, богатыми лугами и чистыми источниками. В довершение очарования природой искусство человека обогатило Ореанду роскошью, разнообразило ее убранство. В великолепном парке Ореанды растут самые редкие деревья, достигая необыкновенного роста; чудесные цветы наполняют воздух своим ароматом, чистые ручьи протекают среди мощных скал, каменных обрывов, зелени кустов и дивных цветников, а каменные скамейки манят на отдых среди очаровательной природы»

(Лаура и ее оригинал) «а в глухом его уголке старинная «ротонда» – По распоряжению Воронцова первой постройкой в дворцовом комплексе стала прекрасная белокаменная полуротонда («Полу-милорд, полу-купец»), увенчавшая один из утесов Ореанды.

(Лаура и ее оригинал) «подают кофе-гляссе и совершенно особенные вишневые пирожные» (cherry tart), (вишни Вишневого сада), tart (пирог, шлюха, проститутка, фруктовое пирожное, блядь) – «Гуров часто заходил в павильон и предлагал то воды с сиропом то мороженного» («Дама с собачкой» А.П. Чехов).

В Ореанде Чехов любил посещать павильон. 20 января 1901 г. из Ниццы он советовал матери: «...покупайте у Берне пирожные...».

(Лаура и ее оригинал) «и пока она говорила, до меня вдруг стало доходить — к крайнему моему прискорбию и смущенью — что «павильон» этот — знаменитая Зеленая Часовня св. Эсмеральды» – « В Ореанде сидели на скамейке, недалеко от церкви (Покрова пресвятой богородицы)» («Дама с собачкой» А.П. Чехов).

Бабочка с прозрачными крыльями Неtaera esmeralda стала одним из центральных символов романа Томаса Манна «Доктор Фаустус». Герой, композитор Адриан Леверкюн, отождествляет это создание (о нём он услышал в детстве от увлечённого естествознанием отца) с любимой женщиной, связь с которой оказалась пагубной для его жизни, но зато благодатной для творчества. Стеклянные крылышки призрачного существа осознаются героем как знак союза с дьяволом (подобно договору Гётевского Фауста с Мефистофелем), а анаграмма латинского названия стала лейтмотивом многих произведений композитора.(«Доктор Фаустус») «И то была всего–навсего бабочка, пёстрый мотылёк, Hetaera esmeralda, она мне это причинила своим прикосновением, ведьма, русалочка, и я последовал за ней в тенистый сумрак, любым её прозрачной наготе, и там, хоть она и предостерегала, изловил ту, что была как лепесток, несомый ветром, изловил и ласкал. Ибо то, что мне причинила, она причинила и передала в любви», (Лаура и ее оригинал) «и что ее переполняет религиозное волнение, и что тем не менее она ужасно, отчаянно боится, несмотря на радужные улыбки и un air enjoué , что я как-нибудь задену ее насмешливым замечанием»

«Анна Сергеевна, эта "дама с собачкой", к тому, что произошло, отнеслась как-то особенно, очень серьезно, точно к своему падению, – так казалось, и это было странно и некстати. У нее опустились, завяли черты и по сторонам лица печально висели длинные волосы, она задумалась в унылой позе, точно грешница на старинной картине.– Нехорошо, – сказала она. – Вы же первый меня не уважаете теперь. Пусть бог меня простит! – сказала она, и глаза у нее наполнились слезами. – Это ужасно…Гурову было уже скучно слушать, его раздражал наивный тон, это покаяние, такое неожиданное и неуместное; если бы не слезы на глазах, то можно было бы подумать, что она шутит или играет роль» («Дама с собачкой» А.П. Чехов).

1. Газебо (англ. Gazebo) – смотровая площадка, или бельведер, выполненная в форме башни, купола или садового домика на возвышенном месте для обеспечения широты обозрения прилегающей местности.

2. В ролевом сленге фраза «газебо напало и съело» означает, что мастер чистым произволом убил персонажа игрока, либо поставил его в очень опасную ситуацию - хотя виноват всё равно игрок.«Но тогда о какой отдаленной войне речь?» – Может быть война во Вьетнаме?